202
гестана и 14 – в Чечне). Во главе их стояли наибы, назначавшиеся Шамилем
главным образом из духовных лиц и военачальников.
Каждое наибство, в свою очередь, делилось на округа (махали), которые
управлялись мазунами. В обязанности мазуна входила заготовка провианта и
сбор вооруженных отрядов горцев. Округ включал в себя несколько селений.
Местная власть находилась в руках выборных старшин, в обязанности которых
входило исполнение всех распоряжений наибов и мазунов по аулу, селу, созыв
народного схода, сбор податей, мобилизация населения и т. п. В период свое-
го расцвета территория Имамата включала в себя значительную часть Северо-
Восточного Кавказа, на которой проживало по разным данным от 0,5 до 1 млн.
человек. К.И. Прушановский констатировал в 1841 г., что Шамиль «сливает в
один народ племена Дагестана и Чечни»
67
.
Наибы наделялись правами неограниченной административной, военной
и судебной власти. Они собирали налоги, формировали ополчения, возглав-
ляли защиту наибства от царских войск, наблюдали за исполнением шариата,
ведали судом и расправой, рассматривали жалобы и расследовали нарушения.
Однако во второй половине 40-х гг. ХIХ в. некоторые наибы стали злоупотре-
блять полнотой власти и это вызвало такое недовольство в массах, что имам
передал судебные функции из рук наибов в руки специально назначавшихся
судей – муфтиев и кадиев. Наибы, в свою очередь, подчинялись мудиру (руко-
водителю области, провинции).
В целях контроля за деятельностью должностных лиц к ним негласно при-
ставлялись специальные лица – мухтасибы – нечто вроде тайной политической
полиции. Этих людей отбирал сам имам, они пользовались его полным дове-
рием. Мухтасибы доносили о служебных злоупотреблениях на местах. «Таким
образом, воинственные племена восточной части Кавказских гор, различные
и по происхождению, и по языку, разделенные между собой вековой враждой,
при помощи мюридизма и благодаря высоким дарованиям Шамиля, соедини-
лись в один народ, подчиненный его власти. В последнее время восточные гор-
цы, можно сказать, представляли уже один военный стан, готовый по первому
мановению своего повелителя устремиться туда, куда он укажет»
68
.
В период народно-освободительной борьбы горцев в 30–50-е гг. ХIХ в. из
Чечни выдвинулось немало религиозных деятелей, государственных руководи-
телей и военачальников – Ташу-Хаджи Саясановский, Шуаиб-мулла Мичиков-
ский, Уллубий Ауховский, Талхиг Шалинский, Байсангур Беноевский, Джават-
хан Шатоевский, Алдым Аккинский, Иса Гендергеноевский, Юсуф-хаджи Са-
фаров, Суаип-мулла Эрсеноевский, Бота Шамурзаев, Сулейман-Эфенди Му-
стафинов, Ума Дуев, Гойтемир, Дуба, Саадулла, Атабай и др.
Эти и другие талантливые руководители создали Имамату подлинную
славу. Однако далеко не все наибы отличались честностью. Они не получали
содержания из казны государства и должны были пользоваться частью госу-
I...,192,193,194,195,196,197,198,199,200,201 203,204,205,206,207,208,209,210,211,212,...656